Негабаритная инженерия: истории о том, как переезжает архитектура

Как и явления во многих областях, передвижка громоздких объектов в инженерии зародилась еще во времена древних цивилизаций. Подобные техники были примитивными, но эффективными.

От Средневековья до XIX века

Первое документированное перемещение здания произвели еще в средние века.

Схема перемещения колокольни в Болонье

Итальянский архитектор и инженер Аристотель Фиораванти, построивший Успенский собор Московского Кремля и участвовавший в походах на Новгород, Казань и Тверь в качестве начальника артиллерии и военного инженера, в 1455 году организовал передвижку 24-метровой колокольни делла Маджоне в церкви Санта-Мария Маджоре на родине в Болонье. С помощью катков, блоков и полозьев он переместил башню на 13 метров, а для предотвращения повреждений облачил ее в деревянный каркас. Заказчик был крайне доволен проделанной работой, и талантливый инженер получил за нее 50 флоринов (что равнялось годовой зарплате доктора Коммуны или 50-дневному довольствию художника, расписывающего богатый дом).

Современный вид церкви в Болонье

Первая фирма, специализирующаяся на перемещении зданий, была образована в Нью-Йорке в 1870 году и называлась Christian Vorndran’s Sons, она стала началом становления работ этой специфики в стране. В 1895 году 6652-тонную церковь в Чикаго передвинули на 16 метров в период с 14 октября по 27 ноября. В апреле 1888 крупный прибрежный отель на Кони-айленде подвинули на 150 метров вглубь острова. Мера была вынужденной, так как участку, на котором располагалось строение, постоянно грозило быть размытым океаном.

5000-тонное здание Brighton Beach Hotel приподняли с помощью гидравлических домкратов и поставили на 112 тележек, которые были расположены на рельсах, проложенных под отелем. На новое место гостиница переехала за два дня, а помогли ей в этом шесть небольших паровозов.

В начале XX века в США получило развитие передвижение кирпичных знаний. Одним из самых крупных подобных проектов стал переезд восьмиэтажного конторского строения постройки 1908 года в Индианаполисе. В это время в нем находилась штаб-квартира компании Indiana Bell Telephone Company. Для оптимизации площади используемого участка здание хотели снести построить два новых, но архитектор проекта Курт Воннегут (отец будущего писателя) предложил иной выход.

Здание фундамента отрезали и заменили его металло-бетонным каркасом, затем проложили рельсы под данную конструкцию и установили роликовые катки. В передвижении и развороте сооружения использовали паровой двигатель и несколько сотен металлических кабелей, тянущих здание.

Инновацией такого кейса было то, что даже во время передвижения оно функционировало в штатном режиме: для входа персонала был построен специальный коридор, все коммуникации были соединены с городской системой посредством гибких трубопроводов, продолжали работать лифты и сотрудники даже не замечали движения и поворота.

Развитие отрасли достигло серьезных масштабов и продолжалось вплоть до Великой депрессии 30-х годов.

Знаменательным «европейским переездом» стало перемещение в 1930 в Дании построенной в 1778 году ратуши в Раннерсе весом около 700 тонн на три метра.

Одной из самых крупных инженерно-археологических операций признан перенос памятников Абу-Симбела и Филе в 1960-х: из-за строительства Асуанской плотины храмы были разрезаны на блоки весом до 30 тонн, перенесены на новое место и возведены заново.

Истории российских «передвижников»

В России передвижка архитектурных сооружений не получила широкого распространения вплоть до революции. В Моршанске Тамбовской области в 1812 году местный умелец Дмитрий Петров передвинул деревянную церковь, а вот первое кирпичное здание, принадлежащее Джейн МакГилл, было перемещено в 1897 году в Москве инженером Осипом Марковичем Федоровичем.

Владелица, собственница цементного завода на Каланчевской улице, уже продала здание ж/д, и оно должно было пойти под снос. Причиной этому стало расширение путей Николаевской железной дороги. Но инженер министерства Путей сообщения, сотрудник НЖД Осип Маркович Федорович, по своей инициативе предложил переместить этот дом. Владелица согласилась не только на перемещение, но и на оплату данного предприятия.

За основу был взят американский опыт и собственные разработки инженера, которые вошли в историю как «Метод передвижки Федоровича». Здание весом 1840 тонн и шириной и длиной 13 и 21 метр освободили от мебели, разобрали печи, отрезали фундамент и за несколько дней переместили на 100 метров западнее на новый фундамент с помощью конской тяги.

Его схватили поперек тремя металлическими связями, вставили распорки в окна и двери, отбили штукатурку для уменьшения веса, сняли все перегородки, двери и даже пол. Во всех стенах внизу пробили отверстия, в которые поместили рельсы, связанные между собой, под них подложили катки. Препятствием на пути переезда дома оказался ров, чтобы засыпать который пришлось приложить очень большие усилия, ведь состояние засыпанной площади должно было стать таким, чтобы не деформироваться под тяжестью перевозимого объекта. Работу по перемещению вели около ста человек, а выделено на все предприятие было 4 тысячи рублей.

Это событие принесло славу не только инженеру Федоровичу, но и заводу госпожи МакГилл, подданной британской короны, в России известной как Евгения Ивановка Мак Гиль. Вырученные средства она тратила на благотворительность: на эти деньги в Брюсовом переулке была построена англиканская церковь святого Андрея Первозванного, приходской дом рядом, общежитие для англо-американских гувернанток в Спиридоновском переулке, бесплатное жилье для вдов и сирот Русско-Японской войны. Здание на Каланчевской улице с необычным номером 32/61 уцелело до наших дней.

При строительстве польского католического храма на Малой Грузинской улице в 1899 году была выполнена передвижка еще двух небольших домов. Но все же практика перемещения зданий не получила широкого распространения в дореволюционное время.

Она стала набирать силу позднее. Например, в 1934 году на юго-востоке УССР в Макеевке инженером Кирланом было перенесено 1300-тонное каменное двухэтажное здание почты. И уже годом позже в Кривом Роге на 240 метров было перемещено жилое здание весом 1,5 тысячи тонн.

В январе 1937 года в Апрелевке был передвинут небольшой домик завода грампластинок небольшой массой – всего 690 тонн. После него были пять небольших строений в районе Серебряного Бора, которые препятствовали спрямлению русла Москвы-реки. Здесь впервые осваивались усложненные трассы с меняющимся направлением движения и разворотами, тут же впервые применили гидравлические домкраты.

Но не один новый опыт в России не обходится без курьезов. Передвижка в Сосновом бору происходила зимой, и для заправки домкратов использовали дешевый денатурат, температура замерзания которого очень низкая. Широко известно, что при строительстве каналов и гидротехнических сооружений использовали труд уголовных и политических заключенных, и, несмотря на строгий режим и усиленную охрану, дешевое топливо слили в первую же ночь. Пришлось заливать домкраты дорогостоящим глицерином. Первый этап деятельности этого новообразованной компании все же прошел успешно, и его преобразовали в Трест по передвижке и разборке зданий под управлением И.Т. Иванова.

Серьезной задачей стало перемещение Г-образного дома 77 по улице Осипенко, ныне Садовнической, ножка которого стала препятствием в середине строящегося съезда с нового Краснохолмского моста. Было принято решение разделить дом на две части и переместить длинную 88-метровую часть дома, развернув ее на 19 градусов. Конструктивная жесткость нового здания, построенного в 1929 году на заболоченном грунте, оставляла желать лучшего, но главный инженер треста Э.М. Гендель все же принял решение двигать дом.

Начальник участка был против этой авантюры и даже написал заявление в Управление жилищного строительства Моссовета. Но инженер настаивал на своем, и его поддержали другие специалисты, а начальник участка уволился. Часть дома транспортировали, не отселяя людей: электричество, водоснабжение, канализация и телефон работали, как обычно – операция прошла успешно.

Схожая ситуация сложилась во время строительство Большого Каменного моста по улице Серафимовича. Дом под номером 5/6 был выстроен добротно, но также находился на в области ненадежных грунтовых пород. Особенностью этого переселения являлась необходимость подъема строения весом 7500 тонн на высоту 1,87 метра. Жителей также не выселяли.

Во время претворения в жизнь Генерального плана реконструкции Москвы выяснилось, что очень многие здания выступают за границы «красных линий». Часть строений были уничтожены, но некоторые были спасены: жители дома 24 по улице Горького узнав о сносе их дома, написали письмо председателю Президиума Моссовета с просьбой сохранить их дом. Письмо попало к Хрущеву, и тот согласился, в силу определенных обстоятельств.

Гонка передвижений

Спасением дом по улице Горького обязан своим габаритам – его масса составляла почти 23 тысячи тонн. Перемещенная в Индианаполисе в 30-х телефонная станция была самым большим «передвижником» Америки на тот момент, и просто нельзя было не воспользоваться случаем, чтобы обогнать этот показатель. Никита Сергеевич одобрил план передвижки дома, даже лично смотрел его, и единственным требованием выдвинул окончание работ не позднее марта 1938 года. Началась стремительная подготовка.

Дом срезали с фундамента и пробили отверстия по линии среза, заведя туда мощные двухтавровые балки и сварив их, таким образом, образовав прочную стальную раму вокруг дома.

В то же время велись подготовительные работы на территории, по которой должен был перемещаться дом. Подвал засыпали щебнем, пробили под домом двенадцать коридоров, уложили в них шпалы на бетонном основании и рельсы, затем уложили балки на стальных рельсовых катках, приварив их к стальной раме. Теперь дом частично стоял на стальных катках, а частично – на фундаменте. Затем прорубили еще двенадцать коридоров и повторили операцию. После создания третьей очереди коридоров дом оказался на 2100 катках и был снят с фундамента.

В 2 часа 3 минуты 4 марта 20-тонная лебедка плавно сняла дом и покатила его на новое место. Дом двигался очень плавно, жильцы даже не ощутили процесса перемещения. Шестилетняя жительница дома Инна Розанова играла накануне в кубики и построила из них башни, а наутро все башенки оказались уцелевшими. Процесс передвижения длился два месяца, дом сместили почти на 50 метров. Сейчас он находится во дворе дома номер 6 по улице Тверской.

Не рядовой переезд

К переезду здания Моссовета готовились особенно тщательно, к тому же его не только перевезли, но и надстроили два этажа.

Очередной рекорд удалось установить не без влияния идеологии того времени: стахановское движение набирало обороты и применялось в любой области, порой, без учета особенностей вида деятельности. Применили его и при постановке данной задачи, причем технические особенности не были учтены. Перед инженерами была поставлена задача переместить здание, не прерывая его функционирование.

Стахановский метод в случае с Моссоветом был опасен: старое здание было построено в виде буквы «П», и при движении нагрузка по фронту здания распределялась неравномерно. Кроме того, в доме располагался большой зал без жестких укреплений, что в случае перекоса могло стать причиной разрушения здания с находящимися в нем людьми.

В Америке для осторожной передвижки зданий использовали ручные механизмы и лошадей, а строение двигали с небольшой скоростью. Наши инженеры не могли возражать партийному руководству, но, предвидя возможные неотвратимые последствия, предприняли меры, позволяющие обезопасить процесс. Основная тяговая сила была заключена в двух лебедках, на помощь которым приходили 25 домкратов, таким образом, скорость барабанов регулировалась, и ее можно было уменьшить в любой момент. Также на всем пути следования располагались десятки аварийных кнопок, которые позволяли мгновенно прекратить движение. К этой работе был привлечен весь состав треста. Рекорд удалось установить: при большом количестве свидетелей здание переместили на 13,65 метра за 41 минуту. В итоге в стенах и перекрытиях появились деформации, возникли трещины, что стало причиной установки 24 металлических колонн во время надстройки и реконструкции.

В довоенное время было передвинуто еще 22 каменных и несколько десятков деревянных зданий, а вот после войны система ценностей сильно изменилась: исторические памятники шли под бульдозер или были сожжены.

Во времена застоя же известно несколько значимых передвижек, например, дом 24 по улице Люсиновской. Под этим номером располагалось несколько небольших зданий, одно из них было построено на древней сводчатой плате, вросшей в землю – его решили так и передвинуть, для чего пришлось отрыть глубокую траншею по всей длине передвижки, то есть на 42 метра, работа заняла несколько месяцев.

В 1979 году переезжал и дом Сытина на Пушкинской. В номере газеты «Труд» от 11.04.79 корреспондент Виктор Толстов в репортаже «Дом отправился в путь» сообщал подробности этого события: «В пять утра, когда рассвет только намечался над городом, были закончены последние приготовления и дана команда включить компрессоры. Стрелки на приборах показали усилие 170 тонн. Мощные блестящие цилиндры четырёх домкратов упёрлись в стальные балки, на которых покоился готовый к передвижке дом, и он медленно покатился по рельсам вдоль главной улицы Москвы. Со скоростью секундной стрелки вращались толстые стальные катки, и почти незаметно глазу махина здания уплывала в сторону площади Маяковского». За три дня здание преодолело 33 метра и примкнуло к тогда строящемуся конференц-залу «Известий», освободив место на Пушкинской площади у входа в метро.

Была интересной и передвижка при реконструкции МХАТа в начале 80-х годов.

Здание поделили по линии театрального занавеса вертикально, отодвинули от зрительного зала сценическую коробку и установили новые стены в промежутке, таким образом, здание было удлинено внутрь квартала и сохранились основные его части. Однако пространство в 12 метров оказалось недостаточным для автоматизированных монтажных работ, поэтому от использования строительных механизмов пришлось отказаться в пользу ручного труда, а ведь высота стен достигала 33 метров! Коробку сцены передвинули на 25 метров, а потом вернули на 12 метров назад. Эта передвижка 1983 года стала последней, в период перестройки дома не переезжали.

Советские разработки активно используются за рубежом, например, в Германии не боятся передвигать даже старинные церкви. В России же считается, что старинные здания значительно легче снести и построить «такие же», вместо того, чтобы организовать аккуратное «переселение».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *